Новости шоу-бизнеса

«Louna» и Тэм: Иногда нужно делать больно!

просмотров: 691 | комментариев: 0
13.03.2011 23:34
A A

Группа «Louna» появилась в 2008 году и за короткое время превратилась в успешный проект.

Не так давно она выпустила дебютный альбом «Сделай громче», песни с которого, несмотря на жесткость и социальную направленность, зазвучали на «Нашем радио», а в конце февраля в клубе Б2 презентовала сингл «Кому веришь ты?», записанный совместно с вокалистом группы «Lumen» Рустемом Булатовым.

После презентации Вит, Рубен и Тэм пообщались с «NEWSmusic.ru».

«Мы просто делали то, что нам нравилось»

- У вас есть дуэт с Дмитрием Спириным, но его вы раскручивали не так, как песню, записанную с Тэмом. Песня «Кому веришь ты?» кажется вам более актуальной и достойной?

Вит: – Это очень долгая история. Изначально совместные песни и с Сидом, и с Тэмом мы планировали включить в альбом, но в связи с тем, что Тэм подошел к этому делу очень серьезно, сделал ремикс, изменил текст, мы не успели по срокам и решили выпустить песню отдельным синглом. В итоге результат нашего сотрудничества – трек «Кому веришь ты?» – привлек к себе еще больше внимания.

Рубен: – Мы сами не ожидали, что Тэм вложит в этот альбом столько своих сил. Мы думали, что он просто споет и все, а он сделал больше – свою электронную версию.

Вит: – Это необычный фитчиринг. Это уже какой-то ремейк, соавторство… Даже не знаю, как назвать.

- Тэм, не могу не спросить тебя, а как вообще давно ты занимаешься электронной музыкой?

Тэм: – Я занимаюсь этим давно, но никогда не делал каких-то именно ремейков. Я просто сижу и набираюсь какого-то опыта. Мне это все очень интересно, и хочется как-то развиваться в этом направлении. И вот есть первый результат, которым мне было не стыдно поделиться.

- Но вообще у тебя с дуэтами все время происходят интересные истории: тебе постоянно приписывают песни, которые ты не записывал. Недавно вот была путаница с группой «Манифест»: до сих пор ходят споры, твой голос звучит в песне «Эхо прощаний» или нет.

Тэм: – Да, там в припевах мой голос. Мы записали эту песню в Уфе, потому что «Манифест» – это уфимский коллектив. Точно так же, как и с «Louna», мы общались, перекидывались по Интернету демо-файлами. Свой вокал также прислал Руставели из «Многоточия», и вот из всего из этого мы собрали песню.

- А те дуэты, которые тебе приписывают, ты слышал?

Тэм: – Нет, мне это просто неинтересно. Конечно, несколько неприятно, когда такие вещи происходят, но я никогда не пытался ни с кем спорить по таким поводам.

- Вообще к тебе часто обращаются молодые группы с просьбой записать дуэт?

Тэм: – Да, достаточно часто, и мне всегда интересно, что делают молодые ребята. Если меня зацепило и у меня есть возможность – я стараюсь как-то помочь в этом отношении.

- А как проходил процесс записи сингла? Как согласовывали текст, долго ли согласовывали?

Вит: – Мы сразу приняли вариант Тэма. Конечно, он сначала прислал демо, согласовал ее с нами, и мы тут же ответили, что все круто. По тексту придраться было не к чему. Он внес свой смысл в песню.

Рубен: – Он не просто написал другие слова, но и сумел органично вплести их в куплеты, которые поются до и после. Если следить за канвой текста, то одна мысль плавно перетекает в другую. Все очень логично, в некоторых местах получилось даже логичнее, чем в оригинале.

Тэм.: – Мне было легко подстраиваться под этот текст, потому что мне близки те идеи, о которых поется в песне. Нужно было просто уложиться в готовые уже строчки и придумать рифмы, которые дополнят оригинальный текст.

- Если судить по отзывам в Интернете, то далеко не все поклонники группы «Lumen» приняли эту песню. У вас была цель привлечь их внимание?

Вит: – Да нет, мы просто делали то, что нам нравилось, и все. Тэм тоже не ориентируется на своих поклонников. У него куча своих экспериментальных треков, которые на «Lumen» не похожи. Он делает то, что считает нужным. И это верная позиция.

Рубен: – Мы тоже так хотим.

Вит: – Не все наши поклонники приняли песню после того, как в ней поменялся текст и вокальная аранжировка, но их можно понять, потому что они привыкли к другому. Этот сингл – эксперимент, который и нам помог сделать какие-то выводы. Мы хотели понять, можно ли перерабатывать песни, которые уже выходили на альбоме. 2/3 поклонников сказали нам «да, можно».

- Так совпало, что ваш сингл «Кому веришь ты?» вышел практически сразу после теракта в «Домодедово». А написан он был тоже после подобных событий?

Вит: – Да, после взрывов в метро в 2010 году. Совпало так вот трагично.

«Протест вне возраста»

- У вас в пресс-релизе написано, что ваши песни о том, о чем современный рок не поет. Ну а как же тогда творчество «Ляписа Трубецкого», группы «Lumen», речи Шевчука и интервью Чачи Иванова?

Вит: – Мы ведь делаем исключения и всегда напоминаем о том, что приведенные вами примеры – это единичные случаи, а вцелом на современной сцене, в отличие от сцены 80-х, социальных песен нет. Неизвестно, почему они исчезли. Может быть, это как-то связано с коммерцией.

- Многие молодые группы сейчас пытаются использовать протест как упаковку, в которой подают плохой материал. Замечали ли вы это, и не опасна ли такая тенденция для протестного рока?

Вит: – Я не видел достойных примеров. Да, многие группы орут в микрофоны, что жизнь – дерьмо, но это все сделано невнятно и музыкально никак не оформлено. Это все похоже на подростковый максимализм. Он действительно присутствует у многих групп, но на большой сцене они незаметны.

- К слову о максимализме. Насколько я понимаю, вы пытаетесь ориентироваться на более взрослую аудиторию, но ведь идеи протеста присущи именно подросткам и именно они, к сожалению, являются массовыми слушателями рок-музыки.

Рубен: – Возможно, но мне кажется, что протест – вне возраста и чем больше о нем говорить, тем лучше. Кто-то, может, более качественно заявляет о проблемах, кто-то менее, но есть темы, которые надо поднимать всегда и на любом уровне.

Вит: – Да, рок-музыку слушает преимущественно молодежь, но я на наших концертах не видел совсем уж школьников, да и если судить по статистике посещения нашей группы Вконтакте, то у нас преобладает аудитория от 18 до 21 года, потом от 21 до 27 и только уже на третьем месте люди до 18. И на концертах я вижу студентов, а не школьников. Наши песни не всем доступны для понимания. «Louna» рассчитана на определенную мыслящую аудиторию.

- Вы говорили, что ваши баррикады – это ваши песни. То есть вы верите в то, что мир можно изменить только словами?

Рубен: – Конечно!

Вит: – Джон Леннон – яркий тому пример.

Рубен: – Как поет «Lumen», «слова больней». Еще неизвестно, что быстрее может подтолкнуть человека к перевороту в сознании – какое-то небольшое дело или какой-то призыв. Существует энергетика: когда ты совершаешь поступок, она физически более ощущаема, а слова тихо меняют что-то в головах, и это, на мой взгляд, более эффективно и долгосрочно. Каждый должен заниматься своим делом.

Вит: – Мы верим в то, что на подсознательном уровне что-то меняется. Ведь можно как-то изменить ментальность, сделать людей более раскрепощенными, свободными, чтобы они не были подвластным стадом, которое идет туда, куда им указывают. Мы хотим, чтобы у наших слушателей был критический взгляд на вещи, как, например, у большинства жителей Европы. Там права человека поставлены высоко, люди мыслят критически, ходят на демонстрации. Если студентам понизят стипендию, они выйдут и разгромят полгорода. У нас люди будут сидеть на жопе ровно, даже если их заставят есть помои. Такая вот у нас ментальность.

Рубен: – Мы хотим, чтобы люди начали задавать себе вопросы, куда им идти, к кому.

- Ну вот один из примеров нашего русского бунта – декабрьские события на Манежной площади. Вы ведь не одобряете этого?

Вит: – Это не наш русский бунт – это их русский бунт. Это они, а не мы, носят майки с надписью: «Я русский». У нас многонациональная группа, и нам противно все это. Некоторые люди, слушая «Бойцовский клуб», интерпретируют его под себя. Я слышал, например, что его называют гимном Манежки. Полный бред, потому что у нас в группе играют люди разных национальностей. Мы поем о том, что, наоборот, надо сплотиться, надо, чтобы было больше любви и братства между всеми людьми. Эта песня о том, что надо бороться с самим собой. Революция в голове должна происходить. Если вы помните книгу Паланика и фильм Финчера, то там главный герой бил себя, потому что нужно выправить себе мозги в первую очередь.

«Формат подстраивается под нас»

- Тексты «Tracktor Bowling» – поэтичные, многозначные, некоторые идеи в них тонко скрыты, завуалированы. Тексты «Louna» – наоборот, достаточно точные и прямые. Это делается намеренно, чтобы идеи лучше вбивались в сознание?

Вит: – К этому располагает музыка. Естественно, создавая вторую группу, мы думали о том, что она должна отличаться, и что тексты должны быть более прямолинейными, затрагивающими те темы, о которых в группе «Tracktor Bowling» мы не говорим. К текстам «Louna» у меня совершенно другой подход, я ориентируюсь еще и на музыку, чтобы все звучало гармонично.

- То есть вы сразу разграничили аудиторию двух этих групп?

Вит: – Конечно, мы ориентировались на то, чтобы у нас был свой слушатель.

- «Louna» – это проект, в котором вы пытаетесь делать то, что не вписывается в формат «Tracktor Bowling». Насколько вообще возможна свобода творчества в условиях современного шоу-бизнеса, где все подчинено формату?

Рубен: – Формат присутствует везде, и надо что-то делать для того, чтобы его победить.

Вит: – А почему невозможна? Нашу песню «Бойцовский клуб», экстремальную и по музыке и по тексту, выбирают единственную из всего альбома и ставят на «Наше радио». Получается, что не нас делает формат, а формат подстроился под нас. Мы ведь даже и не думали, что именно песня «Louna» зазвучит на радио, а не «Tracktor Bowling».

Рубен: – Но проблема, о которой вы сказали, тем не менее, существует. Хотя существуют и люди, которые пытаются выходить за рамки этого формата. Благодаря им песня «Бойцовский клуб» и попала на радио.

- У «Louna» сейчас появились все шансы стать успешнее, чем «Tracktor Bowling». Не опасно ли это для группы «Tracktor Bowling»?

Рубен: – Да пускай всем будет хорошо. Я не согласен с Виталиком, что нам надо разделять аудиторию.

Вит: – Нет, я не говорю о том, что нам надо разделять ее специально. Я имею в виду то, что мы не стремились отбирать аудиторию у «Tracktor Bowling». А что касается того, опасно или нет, то у всех групп всегда существует творческая конкуренция, и тот, кто сделал песню, которая цепляет больше, тот и получает признание и полные залы. Конкуренция помогает всегда находиться в тонусе и больше делать.

Рубен: – Мне кажется, места хватит всем.

- Когда вы запускали проект «Louna», выпуская один за другим пробные синглы, вы не рассчитывали на то, что успех будет таким?

Вит: – Честно говоря, да. Мы почувствовали рост интереса к нашей музыке после выхода альбома. Мы заметили, что посещаемость концертов резко возросла в несколько раз, также увеличилось и количество наших прослушиваний на Last.fm, где за два года нас прослушало меньше человек, чем за последние полтора месяца. Видимо, мы сделали клевый альбом и сами это начинаем осознавать только сейчас. Тэм посоветовал нам не спешить с новым материалом, и этот альбом как можно больше и дольше играть, чтобы его могли многие услышать.

- Альбом, конечно, феноменальный, потому что обычно сайд-проекты остаются чем-то вроде хобби.

Вит: – А в том и дело, что «Louna» – это не сайд-проект, это не хобби, а изначально именно полноценная вторая группа.

«Будем выходить за рубеж»

- Давайте немного поговорим о жанрах. Вы объединяете восточные мотивы с западным звучанием. А в целом вы тоже выступаете за слияние двух этих культур?

Рубен: – Мне кажется, их объединить невозможно, но надо пробовать синтезировать, использовать элементы одного в другом, тем более что сами мы представители разных культур, в нас всего много намешано. Я наполовину армянин, Лу тоже, Виталик тоже не чисто русский. Пусть будет эклектика, ведь все мы родились в многонациональной стране.

- Вы планируете писать тексты на английском и ориентироваться на западного слушателя?

Вит: – Да, мы уже записали три композиции, скоро сведем их и будем пробовать выходить за рубеж. Но, скажу честно, я не рассчитываю на то, что мы будем покорять мир, потому что на Западе хватает своей музыки. Нам просто хочется поездить по разным странам и выступить с концертами где-нибудь в Германии, Австрии, Дании. Мне интересно узнать, какая там публика ходит на концерты. С нами работает хороший поэт, носитель языка. Я не очень хорошо понимаю, как будут восприниматься наши тексты на английском, но надеюсь, что он передаст то, что цепляет русского слушателя. Он не просто переводит песни, а делает это с учетом западной ментальности.

- А как вы вообще считают, нужны ли Западу проблемы нашего общества?

Вит: – Мне кажется, что эти проблемы есть везде.

Рубен: – Да не в проблемах дело. Вот человек, который пишет для нас английские тексты, признался, что послушал нашу музыку и захотел, чтобы ее услышали и на Западе, именно поэтому он не совсем переводит песни, а добавляет какие-то собственные идеи, понятные там.

- То есть конфликта менталитетов не возникнет?

Рубен: – Я думаю, что нет.

Вит: – Посмотрите новости, посмотрите, что происходит в Африке. Думаю, что наши проблемы будут сейчас везде понятны. Социальное неравенство и вообще любое неравенство ведет к взрыву. Там годами это копилось и выплеснулось на улицу. Это плохой, кровавый путь и гораздо лучше его избегать, но если доводить народ так, как это сейчас делается в мире, то рано или поздно это обернется подобными событиями.

Рубен: – Иногда надо поставить клизму, надо делать больно, чтобы очиститься.

«В обществе что-то кипит»

- Вы говорили, что рок Макаревича, Шахрина, Гребенщикова и прочих музыкантов, встречавшихся с Медведевым, умер…

Вит: – Это я интерпретировал слова того же Гребенщикова из его песни: «Рок-н-ролл мертв, а я еще нет». Я упомянул их в том контексте, что внутри них рок как протест и борьба за справедливость исчерпал себя лет 15 тому назад. Раньше они писали песни такие же, как и мы. Правда, у них были еще более худшие условия. Когда разгоняли их концерты, они были вынуждены писать тексты с двойными смыслами, говорить эзоповым языком. У нас сейчас больше возможностей говорить прямо.

Рубен: – Ну, нет, мы же тоже пишем двойные смыслы. «Бойцовский клуб», например. Если к нам придут и скажут: «К чему это вы тут призываете?», – то мы ответим: «Да, это просто про кино песня». Великие классики тоже так поступали. Чернышевский, например. Взял и замаскировал политику под любовную историю.

Вит: – Ну а сегодня эти все дяди выросли…

- Но ведь они продолжают собирать стадионы. Получается, что люди ходят на них по инерции?

Вит: – По инерции. Много людей выросло на их песнях, и они идут снова их послушать, порадоваться. «Марионетки», «Поворот» для них уже не имеют никакого содержательного смысла, что вкладывался изначально.

- Наш президент тоже был воспитан на протестной музыке…

Вит: – Ну, значит, выводов для себя никаких не сделал.

Рубен: – Мне кажется, что музыка для него была лишь фоном, а воспитывался он все-таки на других принципах.

Вит: – Он любит там разный тяжеляк. Это, конечно, очень приятно, что человеку такого ранга не чужда рок-музыка. Сын его, вроде, тоже слушает альтернативу. Но… Лучше бы он прислушивался к тому, что говорят те артисты, которых он слушает. Нам часто задают вопрос: вы что, повинуетесь какой-то волне? Нет, мы начали делать это еще до волны. Группа появилась до того, как со своими последними протестными альбомами выступили Noize MC и «Ляпис Трубецкой». Просто что-то кипит в обществе, что-то не так, и если бы президент прислушивался к смыслу, который заложен в тяжелой музыке, то, наверное, сделал бы для себя выводы и что-то изменил бы в стране.

- Ну и тогда последний вопрос. А чему верите вы?

Рубен: – Людям, поступкам. Не знаю… Лучше верить в какие-то абстрактные вещи, в какие-то понятия. Например, в дружбу. Даже если тебя обманули, надо продолжать верить.

Вит: – Я согласен. У нас есть песня «Карма мира». И вот в ней есть строчки, которые являются ответом на ваш вопрос. «И я верю, что когда-то наступит день, мир согреет доброта и любовь людей. Если каждый в свое сердце откроет дверь, то однажды в мире станет теплей». Когда-нибудь (не знаю, доживем ли до этого мы, наши дети или хотя бы внуки) все будут жить в гармонии с собой и с окружающим миром, с природой. Вот хороший фильм «Аватар». Там хорошее общество показано.

- Вы утописты?

Вит: – Ну нет, не до такой, конечно, степени, но, по крайней мере, можно к этому стремиться.

Рубен: – Вера – это ведь не просто, когда ты сидишь и веришь. Вот пивная банка, и я верю в то, что она взлетит, отдавая ей часть своей энергии. Если кто-то разделит со мной эту веру, то эта банка, действительно, может взлететь. Поэтому если вы верите во что-то, то нельзя останавливаться. И это не утопия, это реальность.

Источник: newsmusic.ru
распечатать | оставить комментарий | добавить в блог

Календарь

Сегодня Monday, 23 October 2017 года
« Октябрь 2017
MonTueWedThuFriSatSun
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031 
Авторизация на сайте Регистрация (скоро) Восстановить пароль?