Интервью

: Non Cadenza: Искренне хочется повлиять на культурный уровень!

просмотров: 1296 | комментариев: 0
20.11.2011 17:59
A A

Интеллигентная «неформатная» поп-музыка – рискованная ниша. Питерская группа Non Cadenza все увереннее занимает ее, оперируя соулом, распевными мелодиями и русским текстом песен. И соскальзывать в форматный евро-поп вовсе не собирается.

Солистка Non Cadenza Саша Алмазова рассказала о том, что ждем публику на «Взрослом концерте» 20 ноября в «Тоннах», отчего она поет соул с джазовыми музыкантами, и что для нее первый недавно выпущенный альбом «Бесконечность».

- Зачем вы начали петь соул, который никому не нужен в нашей стране?

- Почему же он никому не нужен?

- У нас его никто не любит. Нет ни одного успешного артиста, который бы пел соул.

- Изначально не было цели работать именно в этом жанре. Так получилось, что мы просто занимались музыкой. А жанровые ярлыки навесили на нас люди, которые нас слушали. Я до сих пор не могу утверждать, что мы играем именно соул. Мне кажется, что мы играем просто поп-музыку с элементами черной музыки – соула, джаза.

- Алла Пугачева пробовала в 70-е петь соул, но быстро отказалась от этой идеи. Может быть, не хватило распевности.

- В классическом соуле распевность как раз присутствует, соул произошел от госпела, церковных песнопений. Но мы не стремимся к такой конкретике. Мы просто играем музыку, и дело критиков решать, к чему она ближе. Мы поем на русском, и сам язык придает некоторой распевности – язык сам по себе распевный. А вот английский – очень компактный язык, и там рваность слога уместна.

- Я знаю немало российских исполнителей, поющих соул. Но они поют на английском, и небольшие клубы – их высшая планка.

- Русский язык автоматически расширил нашу аудиторию. Опять же, у меня не было задачи петь именно так. Но я русский человек, думаю по-русски и, хотя знаю другие языки, выразить состояние своей души по-настоящему я могу только по-русски. Люди хотят слушать музыку западного качества, но близкую своему менталитету.

- Расскажите о себе. Вы сразу стали петь такую музыку, или были поиски, эксперименты?

- Я начала петь в сознательном возрасте, мне уже было 16 лет. Слушала всякую музыку. Но где-то в 13-14 лет стала слушать много джаза, и он значительно повлиял на меня. Я сразу начала сочинять и петь примерно то же, что пою сейчас. Кроме того, я выросла в классической интеллигентной питерской семье – мой отец писатель, я была окружена романсами и авторской песней. Наверное, это наложило свой отпечаток. При этом я слушала много иностранной музыки.

- В какой момент появилась группа и название Non Cadenza?

- Все началось в 17 лет с тусовки друзей-меломанов. Они были музыкантами-любителями, как и я в тот момент. Сейчас из того состава в группе осталась только я. С годами междусобойчик из идеи создать группу, обычной в таком возрасте, стал превращаться в профессиональный проект, – на концерты стало приходить все больше зрителей, планка поднялась. Сегодня со мной играют профессиональные джазовые музыканты высокого уровня «с образованием», хотя мы играем не джаз. Я у них учусь многим вещам, которые не получишь в консерватории, за что я им очень благодарна. Надеюсь, это уже окончательный стабильный состав.

Название появилось, когда мы записали свой первый демо-диск. Надо было быстро придумать название. Несколько дней я провела в листании музыкального словаря, и мне понравилось слово cadenza. Оно значит совершенно противоположное тому, что я хотела видеть – то, что ведет к коде, финальному аккорду. Мне же хотелось нечто бесконечное, непонятное, безграничное. Поэтому мы придумали словосочетание Non Cadenza, хотя его нет в итальянском языке.

- Cadenza означает также вытянутое по времени соло солиста, которое развивается…

- Да, так и есть. Но после этого соло следует кода. Мне захотелось поиграть с этим словом. Хотя впоследствии мы столкнулись с тем, что оно незапоминающееся и почти никто, если он не связан с музыкой, не знает его значения. До сих пор мы отвечаем на вопросы, что же это значит.

- «Бесконечность» – ваш первый альбом?

- Первый за семь лет! В ноябре группе исполняется ровно семь лет.

- Получается, название в смысле протяженного соло оказалось пророческим?

- Так и есть. У нас выходили синглы, но альбома требуемого нами качества звучания никак не выходило. Мы очень требовательны к качеству звучания. В альбоме «Бесконечность» много моих старых песен, написанных в 17-18 лет, в буклете подписан год сочинения, и при желании можно проследить, как и в какую сторону мы росли. Этот альбом мы записывали два года.

- Это очень много.

- Очень много. Мы поставили очень высокую планку перед собой. Хотели высочайшего качества звучания, но не понимали, каким способом этого лучше достичь. Может быть, это прозвучит самонадеянно, но мне хочется верить, что такого качества материала еще не было в нашей стране. Микс русской культуры и западной, черной культуры. То, чего нам очень не хватает вообще, из-за чего уровень нашего шоу-бизнеса столь низок. Искренне хочется повлиять на культурный уровень, я верю, что не все еще потеряно.

- Чтобы достучаться, нужны хиты. А вы их не пишете, в песнях почти нет хитовых хуков.

- Я понимаю, о чем вы. На альбоме мы попытались сделать звучание более компактным, скомпонованным, мы многое сократили и выкинули, пытались смотреть на песни глазами простого обывателя, непрофессионала. Насколько она его зацепит? Я надеюсь, что почти половина альбома может стать хитами.

Нам очень помогла в создании саунда Кира Малевская, известный звукорежиссер. Она все записывала, режиссировала, сводила. Наш директор Яна Чудит всю запись сидела в студии, и то и дело советовала – сыграйте это проще, это слишком сложно. Что было весьма полезным, как взгляд со стороны. Ухо замыливается, варишься в собственном соку – и такие советы очень нужны. Мы довольны тем, что получилось на выходе. Будем надеяться, что слушателям результат понравится.

- Каким образом ваши песни попали в сериал «Маргоша»?

- Мы никогда ничего не рассылали, даже не было цели стать медийными, попасть в ротации. Кто-то услышал о нас, и предложил. Там вообще в саундтреке много не очень широко известных групп. Всего в сериал вошло три-четыре наших песни, что, признаться, порядком прибавило зрителей на наших концертах. Я даже посмотрела несколько серий «Маргоши»…

- Но аудитория была наверняка не совсем вашей?

- Не совсем. Я стараюсь обычно не читать того, что про нас пишут в интернете. Но однажды прочитала: как же я рада, что узнала группу Non Cadenza до «Маргоши»! Это говорит немного о нашей публике. С другой стороны, не очень красиво делить аудиторию на наших и ненаших. Главный урок, который я вынесла из этой истории – не надо стараться всем понравиться. Всем не понравишься, и это нормально.

- На сайте Яны Чудит я нашел строчку про то, что вы – победители конкурса молодых исполнителей «Усадьба Джаз» 2011 года.

- Да, так и есть! Мы много лет подавали заявки на этот фестиваль, чтобы выступить там как исполнители, и нас не принимали. Возможно, уровень был не тот и записи недостаточно качественные. А на конкурсе молодых исполнителей главный приз – выступление на фестивале. И вот мы подали заявку на конкурс, заочно победили на нем, и выступили на «Усадьбе Джаз».

- Почему у вас на сайте нет ничего, кроме афиши?

- Сайт находится в разработке. Поскольку вышел альбом, на нем закреплен определенный визуальный стиль, и его мы будем использовать на сайте – логотип, фотографии и т.д.

- Как вы попали на разогрев Jazzamore?

- Их привозили петербуржцы, и вспомнили про нас, хотя мы не совсем соотносимся с такой музыкой. Любопытно, что в зале многие нас совсем не знали, и было приятно читать потом множество положительных отзывов.

- Ваши песни крутят радиостанции?

- Тяжело с этим вопросом, по независящим от нас причинам. Я не вникаю в детали, этим занимается у нас директор. Но вижу две причины – за ротации требуют денег, и до выхода «Бесконечности» у нас не было полноценного альбома. Думаю, сейчас мы будем пытаться попасть в ротации, но без денег.

Многие околоджазовые радиостанции вообще не ставят песни на русском. Играли живьем у Дубаса на «Серебряном дожде», еще были разовые программы. С телевидением похожая ситуация. Мы как-то участвовали в телепрограмме «Живой звук» на «Канал 100», и это помогло нам найти еще слушателей. Живьем играли на канале «Дождь». И все.

- У вас как-то был сбор пожертвований на запись сингла?

- Да, мы даже выпустили сингл. Система была такая: человек кладет депозит, мы используем эти средства на издание альбома, и человек получает альбом. Фактически они его купили заранее. Мы вышли в ноль, и слава Богу. С «Бесконечностью» вышло сложнее. Запись шла долго, средств потребовалось больше. За два месяца до выхода альбома мы объявили сбор средств, и их хватило на мастеринг и типографию. Частично нам это помогло, за что спасибо нашим слушателям.

- Что за идея «Взрослого концерта» в «16 тонн»?

- Это будет программа из наших известных песен, сыгранных необычно, в джазовой традиции. Музыканты у нас все с джазовым уклоном, и еще пригласим гостей. Идея – создать атмосферу нью-йоркского джазового клуба. Аранжировки будут сделаны специально к этому концерту. Нам надо удивлять публику. Возможно, мы выпустим эту программу отдельным интернет-релизом, а в перспективе выпустим отдельным альбомом.

«Взрослый концерт» Non Cadenza: 20 ноября, клуб «16 тонн», 20.00.

Источник: newsmusic.ru
распечатать | оставить комментарий | добавить в блог

Календарь

Сегодня Wednesday, 23 August 2017 года
« Август 2017
MonTueWedThuFriSatSun
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
Авторизация на сайте Регистрация (скоро) Восстановить пароль?