Интервью

: Линда: Критика мне абсолютно по барабану

просмотров: 1781 | комментариев: 0
15.12.2005 13:56
A A

Линда Экстравагантная прелестница Линда задумала тряхнуть стариной и в честь десятилетия песни «Ворона» выпустить альбом лучших вещей «Почти Близнецы». Специально для этого сборника Линда подготовила две новые песни – «Тай» и «Заложник», записанные с греческим продюсером Стефаносом Корколисом, а нетленную «Ворону» переиграли с симфоническим оркестром.

За несколько дней до презентации диска укромную студию Линды в престижном районе Москвы осаждали толпы страждущих журналистов. Певица терпеливо выдерживала натиск одноплановых вопросов. Обстановка в студии поражала своей экзотичностью. На стене висела картина Линды с далианским циферблатом и фаллическим символом, известная поклонникам по репродукции на вкладыше коллекционного издания диска «Эмбрион». На другой стене красовался пейзаж, занавешенный чёрно-белой маской, что, очевидно, означало полное господство психической реальности Линды над реальным миром… От некоторых журналистов попахивало марихуаной – нормальный рабочий процесс.


Поклонники – это мои самые близкие люди

Последний раз мы с вами встречались в начале 2004 года, незадолго до выхода альбома «Атака». Тогда вы лелеяли большие надежды, были полны наполеоновских планов…

- Почему – наполеоновских?! (настороженно).


В хорошем смысле. Ибо, несмотря на то, что мы в своё время против Наполеона воевали, в русской культуре его образ имеет скорее положительную окраску. Я к тому, что ожидания на альбом вы действительно возлагали весьма серьёзные.

- А, понятно. Просто сначала я подумала, что вы имеете в виду планы, которые не сбылись.


Нет, я этого не говорил… Так насколько оправдались ваши ожидания?

- Вообще, свои вещи характеризовать очень сложно, потому что это мои чувства, которые, прежде всего, я испытываю, переживаю. Естественно, мне этот альбом дорог в любом случае – как бы ни было это сделано. Безусловно, мы должны стремиться к лучшему. Я думаю, что у нас получилось передать в альбоме именно ту жизнь, те ощущения, которые в нас кипели в момент его подготовки. Вот это получилось. А насчёт остального… Мы работаем дальше, чтобы совершенствовать какие-то свои слабые места, развивать, пытаться больше понять, к чему-то прийти дальше.


Если сейчас сравнить реакцию поклонников и реакцию критики на этот диск…

- Поклонники – это мои самые близкие люди, которые меня всегда поддерживают, несмотря ни на что. Они могут что-то понимать, что-то не понимать, что-то критиковать – это нормально. Это даже нужно, наверное. А по поводу критики… Мне она как-то абсолютно по барабану.


Вас не ранят какие-то излишне резкие высказывания журналистов?

- Нет, абсолютно. Критика в нашем так называемом шоу-бизнесе очень смешна. Потому что профессионалов в этой области мало – так же, как и во всех других областях (я сейчас не только музыку имею в виду). К этому я отношусь философски. Но есть мнения близких людей, к которым я отношусь серьёзно и прислушиваюсь. А всё остальное – не для меня.


В прошлом году я побывал на вашем концерте в клубе «Точка», очень он меня сильно зацепил. В плане шоу я, наверное, ничего аналогичного больше и не видел. Насколько я знаю, у вас был гастрольный тур по стране. Все эти тонкости сценического шоу в других городах вам воплощать удавалось?

- Безусловно. Воспринимали это всегда позитивно, всегда с интересом. Да и нам это интересно, потому что мы в этом живём и имеем свои ощущения, которые в полной мере можно испытать лишь воплощая всё задуманное на сцене. Это чувствуют и наши поклонники, поскольку есть какой-то позитивный отрыв, есть единение. Мы – одна большая семья.


А трудности на местах с адекватным размещением ваших громоздких декораций на сцене возникали?

- Технических проблем всегда очень много. Мы решали это по обстоятельствам. Идей хватает, не обязательно показывать то, что изначально задумывалось. Есть же какая-то импровизация (улыбается), с помощью которой ты адаптируешься сразу на месте, если вдруг возникают какие-то сложности. Всегда можно что-то чем-то заменить и вдохнуть в привычные предметы новый смысл.


Ваши шоу отличаются ярко выраженным японским колоритом. Сейчас вашим саундпродюсером стал греческий продюсер Стефанос Корколис. Не планируете ли вы внести в шоу ещё и греческого колорита? И куда в этом случае денется японская составляющая?

- Кардинально ничего меняться не будет. Не важно, с кем ты записываешь альбом. В данном случае просто студия находится в Греции, а сам продюсер, допустим, итальянец. И какая разница, где и как это происходит? Записываться мы будем не только в Греции, у нас есть различные варианты. Основную часть работы начинать мы будем… пока ещё не знаю, где (улыбается).


С полгода назад многие писали о том, что вашим саундпродюсером должен был стать Моби. Что поменялось?

- Ничего не поменялось. С Моби у нас планируется проект на несколько песен, я думаю, что это осуществится, это никуда не упало, не пропало. Сейчас задача номер один – выпустить новый альбом, а дальше – посмотрим.


Проект с Моби будет ориентирован исключительно на Запад?

- Что значит – на Запад? Наша музыка не ориентирована ни на что.


Тем не менее, много писали о том, что одно из изданий «Атаки» будет адаптировано специально для западного слушателя. Песни даже специально для этого переводили на английский.

- Ну и что? У нас есть песни не только на английском, а, скажем и на японском.


То есть проект с Моби будет вненациональным?

- Абсолютно!


Я понимаю, что вас уже успели достать этим вопросом, но всё же скажите в двух словах, как вы познакомились с продюсером Стефаносом Корколисом?

- Нас познакомил Дэвид – генеральный продюсер фирмы Universal. Дэвид меня очень хорошо понимает и специально для моего нового проекта он нашёл отличного авангардного музыканта уровня Питера Гэбриэла – Стефаниса.


Насколько поменяется в новой работе концепция аранжировок, саунда, по сравнению с тем, что вы делали, скажем, в «Атаке»?

- Безусловно, новые акценты появились, но при этом мы остались такими, какими остались. Просто добавилось какое то движение… я не знаю, как это охарактеризовать. У нас нет определённого стиля, есть просто музыка. Вам лучше послушать её самому – и уже тогда определиться, что из этого получается. А вы не слышали новые вещи?


Пока нет, увы.

- Тогда приходите на презентацию в «Точку» 13 декабря!


Приду обязательно… А почему вы на данном этапе решили издать именно сборник лучших вещей, а не очередной номерной альбом?

- Ничем особым данный шаг не обусловлен. Просто – пластинка даёт новый взгляд на старые вещи, которые полностью переделаны. Некоторые из них сыграны с симфоническим оркестром, по-новому исполнены. А какие-то песни можно охарактеризовать как некую улыбку по поводу самих себя. То есть, они получились более лёгкими. Мы их оторвали от затяжного прошлого, от той депрессухи, которая над ними довлела, и сделали эти вещи для ума, тела и новых ощущений.


А что вы подразумеваете под понятием доступности?

- Когда ты знаешь, что было – и можешь импровизировать дальше. То есть, доступность – не в плане лёгкости чувств, а именно в том смысле, что на эти вещи можно взглянуть ещё и с другой стороны.


Честно говоря, я с трудом представляю себе «Ворону» в симфонической обработке, потому что это очень напряжённая песня, некая пружина.

- А пружина и осталась. Наоборот, в новой версии «Ворона» стала более глобальной.


Именно за счёт симфонизма?

- Конечно! Симфоническая музыка – очень непростая, и её даже сравнивать нельзя с обычной эстрадой. Музыка с заглавной буквы.


Оркестру с лёгкостью удалось создать новое прочтение этой песни?

- С невероятной лёгкостью. Я думаю, что у настоящих профессионалов не возникает проблем в творчестве.


Посмотрев трек-лист альбома «Почти близнецы», я очень удивился, что диск не включает ни одной песни с альбома «Зрение» (2001г.). Почему?

- Не было такой задачи. В пластинке мы хотели отразить наше прошлое, а «Зрение» – это уже настоящее. Альбому «Ворона» – 10 лет. И пройдя это десятилетие, мы решили посвятить ему Best, в ознаменование этого немаловажного цикла нашей жизни. Самые положительные моменты данного этапа мы и решили показать в альбоме «Почти Близнецы».


Хорошо, если вы хотели обратить свои взоры именно к прошлому, то почему в эту пластинку вошла новая версия песни «Агония», изначально изданной на диске «Атака».

- Потому что между прошлым и настоящим нет расстояния. Есть время. Но оно связано одной жизнью – это как раз и есть наша жизнь. Мы идём – и вместе с нами идёт наша жизнь. Она меняется, мы меняемся, при этом имея свою суть, своё достоинство, своё лицо, своё отражение, которое в первую очередь тебе дали твои родители. С этого всё начинается.


В плане написания текстов для нового альбома, продолжится ли сотрудничество с Марой и Любашей?

- Пока мне сложно об этом сказать. Сейчас складывается такая ситуация, что лучше тебя самой никто не скажет, что ты думаешь и что ты чувствуешь. Поэтому мне ближе собственное вИдение. Я сильнее чувствую эти эмоции. Конечно, если будут предпосылки к некоему перевоплощению, как это было на «Атаке» и предыдущих альбомах, то мы с радостью задействуем чужую лирику. Совершенно не обязательно, чтобы все участки работы выполняли мы. Чем больше какого-то вдохновЛения извне, тем оно лучше для тебя самой. Нельзя всегда вариться в собственном соку.


… но в данный момент, я так понимаю, вам интереснее выразить ваше собственное авторское «я»?

-А в данный момент просто так складывается, что меня это очень сильно вдохновляет. Просто не хочется останавливаться, вот и всё.


В «Атаке» есть замечательная песня «Город-Музей» на ваши стихи. Символика «Города-Музея» встречается в творчестве музыкантов довольно часто. Достаточно вспомнить Петра Мамонова с его «жаль, что мне не разрешают поселиться жить в музей», и Евгения Фёдорова: «музей музеем – в каком-то смысле – фронт, ну вот и я в каком-то смысле – трофей». Хотелось бы узнать, какое значение вкладываете в эту символику вы?

- Это ощущение, когда ты теряешь близких людей, совершенно этого не ожидая. Ты остаёшься одна в городе – и всё замирает, всё останавливается, всё имеет только свои безжизненные формы. А, когда проходит какое-то время, ты поднимаешься из этого состояния, выходишь из него, поёшь о нём. А потом посещаешь этот Город-Музей и понимаешь, что происходило с твоими близкими людьми, что они ощущали. Этот процесс превращается в некие скульптуры, которые несут в себе Время, застывшие эмоции, чувства. И ты об этом поёшь. В принципе, это дорого, но это – безжизненно. Это и есть Город-Музей, который остаётся только музеем, а ты тянешься к Живому. Поэтому ты выходишь на встречную полосу и ждёшь своей встречи.


В плане тяготения к Живому… Меня всегда поражало, как вы, такая хрупкая симпатичная девушка, всё время отчаянно сопротивляетесь стереотипам, каким-то закостенелым представлениям. Откуда вы черпаете силы для этого героического противостояния?

- Видимо, природа у меня такая. И не от меня это, наверное, зависит. Я такая, какая есть. Я понимаю, что я чувствую, хочу – и это делаю. Не в плане некой вседозволенности, а в отношении каких-то действительно насущных внутренних потребностей. Я всегда думаю о том, как себя отдать, потому что я хочу это делать. Я думаю о том, как я люблю, и кто меня любит. И я желаю отдавать свою любовь близким людям. И я очень ценю, когда мне её отдают. Поэтому для меня такой подход кажется важным и естественным. Это мне помогает жить и расставлять в моём бытии нужные акценты. А эти акценты мне помогает расставить музыка и моё собственное «я».


В общем, чтобы сохранить себя, нужен некий внутренний стержень. Видимо, он у вас есть и подпитывается за счёт этой любви?

- Безусловно. Ещё могу сказать, что мне очень повезло, потому что меня окружают духовно близкие мне музыканты, которые со мной по жизни. Сложилась очень тёплая команда, участники которой друг за друга порвут любого, я это знаю. Поэтому нам очень легко, мы варимся друг в друге, и это всегда выражается в новых формах. Поэтому мы друг от друга не устаём. Это очень важно, что все мы понимаем, что мы хотим. Мы все идём в одном направлении. Конечно, мы, бывает, спорим, это нормально, это обычный процесс.


Вы следите за побочными проектами ваших музыкантов? Например, на днях ваша бэк-вокалистка Ольга Дзусова, презентовала новый альбом, записанный с группой «Медведи».

- Я не слежу, я просто в этом участвую. Я очень рада, что люди могут воплощать себя в разных амплуа, это очень важно. От этого я только вдохновляюсь и с благодарностью воспринимаю любые движения.


А вы слышали материал Дзусовой?

- Конечно!! Это очень профессиональный продукт. Очень громко, так скажем, сделано.


Часто ли вы посещаете концерты коллег-соратников?

- Нет, не часто (смущённо улыбается). Видимо, то, что я люблю – слишком далеко от меня.


Далеко – в географическом плане или метафизическом?

- И в том, и в другом (смеётся).

распечатать | оставить комментарий | добавить в блог

Календарь

Сегодня Sunday, 17 December 2017 года
« Декабрь 2017
MonTueWedThuFriSatSun
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Авторизация на сайте Регистрация (скоро) Восстановить пароль?