Интервью

: Продюсеры принуждали «Стрелок» заниматься проституцией

просмотров: 12056 | комментариев: 0
13.07.2006 14:05
A A

группа Стрелки

В конце 90-х годов девчоночья группа «Стрелки», созданная продюсерами Игорем Силиверстовым и Леонидом Величковским, пользовалась не меньшей популярностью, чем сейчас «ВИА Гра». Одной из самых ярких их солисток была юоная Екатерина Кравцова, более известная как Радистка Кэт. Сейчас она выступает в составе нового проекта «Radiocat». На одном из концертов наши спецкоры разговорились с ней и узнали массу интересного, пишет «Экспресс газета».

- В «Стрелки» я попала случайно, – призналась Катя. – До этого у меня и в мыслях не было петь на сцене. Мы с родителями жили в подмосковном Лыткарино. Но моя мама очень хотела переехать в Москву. В начале 90-х они с папой начали как «челноки» возить товары из-за границы. И в какой-то момент очень хорошо раскрутились. Купили квартиру в Москве на Кутузовском проспекте. А потом случился дефолт, и все деньги накрылись медным тазом. Папа этого не выдержал. Стал сильно бить маму. Однажды я пришла из школы и обнаружила ее на кухне с раздолбанной головой. После этого я семь лет не общалась с папой. Не могла ему этого простить.

Мама, выйдя из больницы, начала беспробудно пить. Жить было не на что. Квартиру забрали в счет долгов. Единственное, что у нас осталось – небольшая партия обуви на складе. И я, 14-летняя девочка, начала торговать ею на рынке ЦСКА. Зарабатывала неплохие деньги. Сняла квартиру. Оплатила маме лечение у психиатра. В общем, потихонечку стала налаживать жизнь. А потом в телепередаче «Клипса» услышала, что набирают девчонок в группу, и решила попытать счастья.

- Работа в «Стрелках» оправдала ожидания?
- Где там! Продюсеры покупали себе машины, квартиры, дома... А мы вкалывали как лошади. Бывали в Москве максимум два дня в месяц и получали копейки. За 20-минутное выступление нам платили по 15 долларов. За сольный концерт продолжительностью два часа – по 200. Это при том, что «Стрелки» стоили от 5000 долларов и выше.

Об условиях, в которых приходилось работать, я вообще молчу. На гастролях нас нередко селили в каком-нибудь общежитии всемером в одной комнате. И даже не считали нужным кормить. Да еще постоянно штрафовали за опоздания и другие провинности. Теперь-то, когда я сама занимаюсь проектом, понимаю, что на самом деле зарплату в «Стрелках» была вполне нормальная. Ведь из этих 5000 долларов нужно было заплатить не только нам, но и еще куче народу – звукорежиссеру, администратору и т.д. В итоге продюсерам оставалось не так уж много.

- Не секрет, что в женских группах типа «Стрелок» участницы обычно живут не за счет концертов, а за счет богатых поклонников...
- У нас так и было. Но это не значит, что кто-то за кусок хлеба отдавался богатым мужчинам. Все равно были какие-то чувства. Например, Величковскому очень нравилась Ю-Ю (Юлия Долгашова. – М.Ф.). Но он ей не нравился. И она с ним не спала. А вот Марго (Мария Корнеева. – М.Ф.) и наш спонсор Алексей Потапов, генеральный директор пейджинговой компании «ВессоЛинк», испытывали взаимные чувства. И дело закончилось тем, что он на ней женился.

- Бывший директор стрип-клуба «Грезы» Андрей Ермонин недавно рассказывал нам, что на одной из вечеринок ваша группа выступала перед олигархами в голом виде и потом плескалась с ними в бассейне. Это тоже делалось по любви? Или вас принуждали продюсеры?
- У продюсеров были свои интриги. Конечно, такого не было, чтобы они могли прийти и сказать: «Ты, ты и ты едете и обслуживаете того-то». Но попытки с помощью участниц группы наладить контакты с кем-то из нужных людей действительно имели место. Помню, как-то мы приехали на одну радиостанцию, и продюсеры нам сказали: «Если вы хотите, чтобы вас здесь крутили, решайте, кого будем высылать?»

В принципе, это нормальная ситуация для шоу-бизнеса: хочешь где-то быть – надо для этого сделать то-то и то-то. Но даже если кого-то из «стрелок» кому-то и высылали – мне об этом ничего не известно. Во всяком случае, лично я ни в чем подобном не участвовала. У меня же был имидж слегка шибанутой на голову. Всем нравилось, что я такая прикольная. Но как девушку меня никто не воспринимал. Возможно, поэтому все эти грязные дела обошли меня стороной.

- А как же нашумевшие рекламные щиты с вашими фотографиями и зазывными надписями «Хотите? Звоните!», которыми была увешана вся Москва? Мы тогда звонили под видом заказчиков вашему директору Вадиму Фишману, и он прямо говорил, что после выступления можно будет договориться с участницами группы о более близком общении.
- Когда появились эти щиты, мы устроили скандал. Пришли и сказали: «Ребята! Или вы их снимаете, или мы уходим из группы». Продюсеры были вынуждены щиты снять. Мы и так со многим мирились. Взять, скажем, съемки в «Плейбое», из-за которых я чуть не разругалась со своим молодым человеком.

Или те же «вторые составы», с помощью которых продюсеры устраивали концерты «Стрелок» одновременно в нескольких местах. Нас просто поставили перед фактом: «Хотите не хотите, но будет еще 48 составов». Нас это, конечно, возмущало. Но у нас были подписаны контракты, и рыпнуться мы не могли.

- Может, так называемые вторые составы «Стрелок» и набирались для ублажения богатых клиентов?
- Вполне может быть. Участницы «вторых составов» получали меньше нас – от 50 до 100 баксов за выступление. И при этом не претендовали попасть в основной состав. Потом эти новые девочки часто менялись – где-то раз в полгода. Я, например, вводила в «Стрелки» Лапу Тимакову. Она производила впечатление очень скромной девочки. Каково же было мое изумление, когда потом мне рассказали про ее бурные похождения с Серовым, Агутиным и другими звездами.

- А как сложилась судьба участниц основного состава?
- Первой – через год после создания группы – соскочила Лия. Она училась на 3-м курсе иняза. Переводила с японского на английский и с английского на русский. Думаю, она сейчас очень хорошо себя чувствует. Потом ушла Стася. Забеременела от голландца Питера. И стала добропорядочной матерью семейства. Сейчас у них с Питером уже трое сыновей. Потом ушла Мышка (Мария Соловьева. – М.Ф.). Вышла замуж за Дмитрия Липскерова, писателя, создателя ресторанов «Твин Пике» и «Дрова», члена Общественной палаты. У них растут сын и дочь.

Продюсеры уговаривали девочек остаться. Обещали поднять зарплату. Но не смогли их удержать. В итоге они отыгрались на оставшихся – всех оштрафовали. Типа, они понесли убытки, и надо было их возместить. А в сентябре 2002 года у нас закончились контракты.

Сначала ушла Ю-Ю, которая к тому времени уже записала сольный альбом и стала выступать под именем Беретта. Потом сольную карьеру начала Гера (Светлана Бобкина. – М.Ф.). Я уходить не собиралась. Но продюсеры набрали новых девочек и меня уволили. Правда, потом они предлагали мне вернуться. Пытались снова собрать первоначальный состав. Всех обзванивали. Но никто возвращаться не захотел. Видимо, накушались за семь лет.

- Чем ты занималась после ухода из «Стрелок»?
- Крутилась, как могла. Например, одно время работала в химчистке директором по развитию. Находила оптовых клиентов и получала с этого проценты. Тогда на меня все скопом навалилось – и увольнение из «Стрелок», и ссора с моим молодым человеком. Мне казалось, выхода нет. Я Садилась в машину, часами ездила по Москве и искала глазами номер его авто. В результате психика не выдержала, и я сожрала 20 таблеток феназепама. Для моих 35 кг живого веса этого было более чем достаточно. Лежала, смотрела в потолок и думала: «Скорей бы закрылись глаза!

Заколебал этот потолок!» К счастью, меня вовремя обнаружила мама, вызвала «скорую», и меня откачали. После этого начала писать песни. Тем самым я как бы вынимала из себя накопившуюся боль. А потом у меня родился сын Данила, и в моей жизни появился смысл.

- Кто отец твоего ребенка?
- Тот самый молодой человек, из-за которого у меня была попытка самоубийства. Я начала с ним, обычным студентом, жить еще во время работы в «Стрелках». Сейчас этот человек исчез из моей жизни. Недавно он заявил, что я злая и жить со мной он больше не хочет. На самом деле я добрая. Просто очень устаю. Он-то бездельничает. А я с ребенком вожусь, работаю, готовлю, хозяйством занимаюсь. Естественно, к концу дня уже вся на нервах. Но сейчас особо не расстраиваюсь, что он ушел.

- Как получилось, что ты вдруг снова вернулась на сцену?
- Мне помог депутат Алексей Митрофанов. Еще когда я работала в «Стрелках», он как-то подошел ко мне после концерта в Сочи, дал визитку и попросил ему позвонить. «Слушай, уходи из «Стрелок», – сказал он, когда я позвонила. – Ты лицо уже раскрученное. Давай сделаем с тобой проект». Обещал уладить все проблемы с контрактом. Но я тогда отказалась. А четыре года спустя я вспомнила об этом разговоре.

Я предложила Митрофанову одну из своих песен в качестве гимна ЛДПР. Он сразу пригласил меня к себе в «Метрополь». Мои песни его, правда, не заинтересовали. Но он познакомил меня с ребятами из Талина, с которыми я и сделала проект «Radiocat»...

Михаил ФИЛИМОНОВ.

распечатать | оставить комментарий | добавить в блог

Календарь

Сегодня Monday, 10 December 2018 года
« Декабрь 2018
MonTueWedThuFriSatSun
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31 
Авторизация на сайте Регистрация (скоро) Восстановить пароль?