Интервью

: Табриз Шахиди (Музыкальный продюсер)

просмотров: 1686 | комментариев: 0
20.04.2006 20:17
A A

Табриз, в свое время вы профессионально занимались классической музыкой. Не жалеете, что оставили карьеру пианиста?
Я не жалею, что 16 лет жизни посвятил фортепианному искусству и классической музыке. Этим я выстроил самый правильный фундамент для профессии, которую выбрал впоследствии — продюсирование музыкальных проектов. Кроме того, во мне, видимо, организационно-коммерческое начало превалирует над творческим, то есть я с большим удовольствием работаю с интересным артистом над его развитием как в творческом плане, так и в плане продвижения его на рынок музыкальной индустрии.

Кроме поп-, рок- и джаз-артистов, вы продюсируете и исполнителей классической музыки?
Давайте начнем с другого. Кто такой продюсер? Продюсер — человек, который организует весь процесс: от создания музыкального материала (я не сказал — музыкального проекта) и исследования рынка на предмет необходимости и продвижения проекта до поиска инвесторов и организации работы отделов по связям с общественностью и рекламы (пресса, радио, ТВ). Это огромный пласт деятельности, и при грамотном и честном отношении вести одновременно более трех проектов не получается.

Существуют разовые проекты — когда ко мне обращаются за помощью в создании музыкального материала или профессиональной работе (запись, сведение) над созданным материалом и его представлением публике. Есть «пассивное» продюсирование, а точнее, помощь состоявшемуся артисту по направлениям, которые в свое время у него не были задействованы: разработка и создание Интернет-ресурсов, связи с общественностью и так далее.

А теперь ответ на ваш вопрос: я не занимаюсь популярной музыкой в том виде, в котором она существует сейчас в России, а вот классикой, наоборот, занимаюсь. И самый важный в этом направлении артист для меня — мой папа Толибхон Шахиди, академический композитор, ученик Арама Хачатуряна, лауреат международных конкурсов. Помогаю также одному из лучших пианистов современности Денису Мацуеву.

Из текущих проектов особо хочу выделить казахский этно-рок-проект ULYTAU, презентация которого с успехом прошла в Москве в феврале, и ритм-энд-блюзовый проект из Петербурга — певицу Ирину Любимски. Широкой публике они пока мало известны, но я работаю с профессионалами и не стремлюсь к быстрой популярности проектов за счет снижения качества материала, к которому у меня всегда жесткие требования. Это артисты, за творчество которых мне не будет стыдно — это главное. Плотно и постоянно работаю по многим не музыкальным проектам, например, с телеведущим Владимиром Соловьевым.

Вы считаете, что продюсер должен заниматься чем-то одним, например, организацией концертов, или уметь все, вплоть до создания интернет-сайтов?
Я занимаюсь разными направлениями музыкального бизнеса, потому что грамотное развитие артиста — когда все направления работают как слаженный механизм. Любому артисту нужен сайт, любой артист в определенный момент начинает активную гастрольную деятельность. Концертный бизнес в качестве организатора концертов и букера звезд российской и зарубежной сцены — одно из основных в моей деятельности.

Что должен сделать настоящий продюсер, чтобы считать себя состоявшимся?
Настоящий продюсер, как и мужчина, должен построить дом, посадить дерево и вырастить сына. А лучше двух. Все остальное, включая историю жизни, мы сначала делаем ради своих родителей, а потом ради своих детей… А если совсем просто отвечать на поставленный вопрос, то пяти проектов, достигших совершенства во всех смыслах, предостаточно.

Какой ваш самый успешный или любимый проект?
Эти два понятия в моей практике часто совпадают, потому что я люблю все проекты, за которые берусь. Если чувствую потенциал, если нравится отношение музыкантов к своему делу, и если делают они все на высоком профессиональном уровне и с любовью, безусловно, мне приятно с ними работать.

Продюсирование отнимает много времени, сил и нервов. Не хочется все бросить?
Нет, конечно. Я занимаюсь любимым делом, и все, что делаю, приносит мне и хорошее настроение, и стабильный доход. А отдых для меня — удачно проведенная презентация, хорошо спродюсированная песня, красивый и интересный клип, аншлаг на концерте моего отца, победы на конкурсах и многое другое…

С какими сложностями приходится сталкиваться в работе над проектом?
Сложностей много. Главное — понять, чего хотят артисты. Если хотят в одночасье стать звездами — проблемы одни, но их можно решить большими финансовыми вливаниями. Но если цель — завоевать рынок оригинальным продуктом, который артист создает искренне, с душой, это долгая и кропотливая, но всегда приятная работа.

Вы считаетесь с мнением артиста, которого вы ведете, или решаете все сами?
Мнение артиста всегда важно, на то он и артист. Дело в том, что разница между мной и продюсером, который создает проект из ничего — огромная. Я работаю с артистом, если он уже профессионал с хорошими данными — ему не надо объяснять, как надо правильно петь. А над музыкальным материалом мы работаем вместе.

Какую часть прибыли пираты крадут у артиста, продавая нелицензионные диски?
Подсчитать сложно, но это около 70 процентов. Тут проблема в другом: если бы законодательная база по правам интеллектуальной собственности была на уровне западной, пиратов давно бы уже не было. Некоторые сайты в Интернете давно предлагают больше легальных продаж, чем носители. К сожалению, мы, даже не побывав на цивилизованном музыкальном рынке продаж компакт-дисков, перешли сразу на легальную продажу интеллектуальной собственности через Интернет и продаже музыки для телефонов. Конечно, и здесь огромное количество пиратов, но этот рынок легче контролировать.

Кем вы хотели бы видеть своего сына?
Пока рано об этом говорить. Думаю, что если он и захочет стать артистом, то точно не певцом. Скорее, пианистом. Классическим пианистом. С пяти лет отправлю его учиться игре на фортепиано, это никогда и никому вреда не приносило. А дальше будет видно. Помогать обязательно буду.

Блиц-опрос

1. Правда ли, что за деньги можно «раскрутить» кого угодно и что угодно?
Нет. Точнее, если слово «раскрутить» понимать как «сделать известным», то можно. Но только на какое-то время. Потом его все забудут.

2. Кто кого выбирает: продюсер проект или наоборот?
По-разному. Здесь нет никаких правил.

3. Можно ли обойтись без продюсера вообще?
Сложно, но можно. В любом случае настоящему артисту нужен помощник, чтобы артист мог полноценного заниматься творчеством.

4. Продюсер — человек искусства или особый тип менеджера?
Это гармонический сплав человека искусства, художника и профессионального менеджера.

5. Есть ли великие продюсеры?
Великими продюсеров делают великие артисты.

Досье

Табриз Шахиди — продюсер музыкальных проектов. Окончил музыкальное училище при Московской Государственной консерватории имени П. И. Чайковского, Высшую академию музыки в Вене (Австрия) по классу фортепиано. Член Союза журналистов России. Лауреат международных и российских конкурсов пианистов. В 1997 году оставил музыкальную карьеру и начал работать в медиа-сфере. Учредитель и генеральный директор компании «Империя музыки».

Журнал «Интербизнес».

распечатать | оставить комментарий | добавить в блог

Календарь

Сегодня Saturday, 16 December 2017 года
« Декабрь 2017
MonTueWedThuFriSatSun
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Авторизация на сайте Регистрация (скоро) Восстановить пароль?